Мировоззренческая задача метамодернизма: протосинтез.

Главная всеобъемлющая интеллектуальная цель метамодернизма – попытаться составить обзор всего знания в космологическом контексте, метанарратив всего, даже с учетом того, что созданное обобщение не будет окончательным или полноценным.

Реконструкция

Мантра метамодернизма звучит так: за деконструкцией должна следовать реконструкция. Это следует рассматривать как реакцию на желание постмодернизма все разрушать. Но метамодернизм не то же самое что модернизм. Грандиозный план модернизма основывался на вере, что при наличии времени, рациональности и объективного вдумчивого анализа, наука откроет секреты бытия. Метамодернисты осознают, что создание нового метанарратива мира это задача, которую не завершить, и только протосинтез – единственная осуществимая цель.

Метанарратив метамодернизма можно описать как современный миф творения. Метамодернисты осведомлены о постмодернистской идее того, что знание передается только через повествование. Метамодернизм озабочен созданием значимого мифа творения нашего времени (мысль излагается в мифической форме, ее не следует воспринимать как абсолютную правду). Метамодернисты стремятся к самому целостному из присутствующих в данный период времени нарративов, изучая одновременно значительные и незначительные явления, совмещая модернистскую grande histoire с антинарративом и petite histoire постмодернизма.

Там, где модернизм озабочен структурой, постмодернизм подчеркивает случайность. Метамодернизм включает оба аспекта и воспринимает мир как стихийное явление и пример самоорганизации, рассматривает как развертываются неожиданные события и процессы, несмотря на их различия, как много факторов объединяются и самоорганизуются в новые, более сложные порядки. Вместо того, чтобы изучать настоящее (как это делали модернисты), или несуществующее (как постмодернисты), метамодернисты сосредотачиваются на процессе и внимательно наблюдают за становлением явления.

Главная интеллектуальная цель метамодернизма – упорядочить реальность в целостные и иерархические организованные, независимые структуры, и тем самым создать «карту действительности», не принимая при этом ошибочно карту за действительность. Идею постмодернизма о том, что мы всего лишь взаимодействуем с образами реальности, но не самой реальностью, следует оставить без изменений. Что отлично от постмодернизма, так это меньшая ирония и абсолютная честность в этом вероятно невыполнимом начинании.

За пределами постмодернизма

Метамодернисты соглашаются с постмодернистами: «поскольку все знание происходит из отношений познающего и объекта познания, невозможно создать миф творения, который был бы нейтральным». Все наши представления о мире это по сути конструкции ума, созданные под влиянием дискурса об окружающего мире. Однако, даже после осознания этого, метамодернист не соглашается с тем, что нужно расслабиться и оставить вопрос о метанарративах в стороне.

Метамодернизм учитывает многие здравые идеи эпохи постмодернизма, но в то же время выходит за рамки парадигмы, не противодействуя ей. Под «противодействием» я имею в виду то, что метамодернизм не идет против постмодернизма, отрицая его идеи и возвращаясь к видениям, предшествующим данному периоду.

Поскольку знание о мире может состоять лишь из нарративов, мыслительных структур, я скажу: давайте создадим лучший из возможных нарративов нашего времени! Создавать новые разграничения, замечать различия, контрасты и противоречия недостаточно. Мы должны собрать фрагменты нашего мозаичного мира и построить новое повествование, не откатываясь назад и делая то, что было сделано до деконструкции.

Холархический взгляд на аутопоэзис

Как метамодернисты мы видим ценность в попытке смотреть на мир как на целое, взаимосвязанное пространство. Холистический взгляд метамодернизма (целое – это нечто большее, чем сумма его частей) указывает на новый синтез: где модернизм был онтологически иерархичен, постмодернизм шел против, провозглашая безоговорочную анархию. Подход метамодернизма можно причислить к холархическим, указывающим на наличие структуры там, где все кажется хаотичным. Хаотичность структурирована по линиям сложности; мы видим структуры, которые остаются частями целого и при этом сохраняют автономию.

Метамодернизм не объясняет творение словом «упс» – херня просто так не происходит. Трактовки метамодернизма выходят за рамки как постмодернистской случайности, так и модернистской механистичности и нетеологического взгляда на вещи. Модель толкования метамодернизма можно описать как «аутопоэзис» или, говоря проще, как «самоорганизацию». Все происходит по неизменным причинам, а не из-за какого-то трансцендентального дуализма, присутствующего в модернизме и западном премодернизме. Но данная неизменность одновременно произвольна и структурирована. Эволюция природы, человеческого общества, психологии имеет направление, направленность. Метамодернисты  нащупывают и исследуют направленности растущей сверхсложной, самосознающей и самоорганизующейся, взаимосвязанной реальности. Мы, таким образом, изучаем себя, потому что знаем, что отображаем эту самую реальность.

В сверхсложном сердце бытия лежит система, которая проявляется через человеческих существ, их деятельность, развитие и культуру.

Благодаря длительному процессу дифференциации, современная наука частично преуспела – мир разделился на малые, наиболее простые для понимания части. Постмодернизм продолжил развивать эту идею: язык, наука и логика в большей степени стали предметами исследования и критического анализа. В постмодернизме дифференциация стала более заметной. Постмодернизм стремился разорвать в клочья предполагаемого, логически последовательного нейтрального наблюдателя, и тем самым разрезать реальность на еще более тонкие кусочки. Но как общество, культурное и философское сообщество, мы зашли в тупик. Если мы хотим выйти за пределы этого тупика, если действительно хотим развивать новую парадигму, то нам нужно разрабатывать новый метанарратив.

Таким нарративом может быть только протосинтез. Мы соединяем все, что знаем и создаем историю. Но мы знаем, что это всего лишь история. Однако, предпочитаем ее наличие, а не отсутствие. Мы будем любить ее и сражаться за нее, оспаривать, развивать и разрушать.

Первая особенность метамодернистского  мышления – это умение результативно трактовать парадокс. Протосинтез – первый парадокс, который предстоит разъяснить.


Оригинал: http://metamoderna.org/youre-not-metamodern-before-you-understand-this-part-2-proto-synthesis-2?lang=en

Первая часть: http://metamodernizm.ru/you-are-not-metamodern-part-1