RM1. Русский метамодерн ставит выход к трансцендентному и поиск вне быта своей доминантой, опираясь на глубокие традиции русской философской мысли, национальному тяготению к абсолютным, предельным ценностям человеческого существования. Мы рассматриваем приставку «мета», как образование от греческого «мetaxy» — промежуток где трансцендентный Бог соприкасается с человеческой сферой» (именно такое толкование «мetaxy» дает словарь теологических терминов).

2. Религия, культура, искусство, философские школы и духовные практики – это лишь инструмент, способ выхода к Иному, они представляют собой последнюю ступеньку перед прыжком в бесконечность, но никак не являются конечной точкой пути и самоцелью. Осознание этого факта может уберечь общество от идеологического рабства, изоляционизма и ограниченности. Выход за рамки национального, идеологического, временного, к транснациональному и вневременному, отвечает глубокой русской идее объять необъятное, о которой грезили многие поколения наших мыслителей и философов. «Ибо что такое сила духа русской народности как не стремление ее в конечных целях своих ко всемирности и всечеловечности» Ф.М. Достоевский. Это «путь от массового религиозного сознания к индивидуальному Объемному сознанию, то есть, к переживанию единства с Целым, оставаясь при этом самим собой и не теряя индивидуальности» В. Лебедько.

3. Истина не лежит в плоскости борьбы интеллектуально-тщеславных «истин», она в сопричастности Присутствию, в ежедневном труде человека над обнаружением внутренней связи с самим собой и Абсолютом. Эта духовность не имеет ничего общего с поверхностным выполнением религиозных догм и имеет вселенскую или мистическую природу, поскольку основана на глубоком и непосредственно пережитом личном опыте. Пришло время не только нового сознания, но и новой философии, которая утверждает множественность истин, пересматривает взгляд на историю, отвергая ее линейность. «Метамодернизм заменяет границы настоящего на пределы безграничного будущего, он заменяет границы знакомых мест на пределы беспредельного. На самом деле, это и есть судьба метамодер-Нового чело-Века: преследовать бесконечно отступающие горизонты» Тимотеус Вермюлен, Робин ван дер Аккер.

4. Мы полностью разделяем концепцию западного метамодернизма, заявляющую о том, что две диаметрально противоположные идеи легко могут соприкоснуться в одном пространстве. Человеческая природа сама по себе является колыбелью дуальности — внешняя смертность и конечность соединяется с внутренним бессмертием духа, ощущение присутствия иной запредельной реальности соединяется с жизнью внутри логики материального мира. Метамодернистское мышление — это сила выдерживать напряжение между полярными переживаниями, удерживая их оба и не вытесняя ни одно из них. Для человечества метамодерн — это призыв к повышению гибкости и мобильности восприятия, шаг к качественно новому мышлению, поскольку «одновременно держать в голове две противоположные идеи и сохранять при этом способность к функционированию — признак выдающегося ума» Р. Мартин. Именно это состояние способствует к выходу личности за рамки пространственно-временных границ, открытию в себе надличности.

5. Искусство должно вспомнить свою истинную сакральную природу — посредничество между человечеством и Вечностью. Художник нового времени должен взять на себя поиски истины и формы для дыхания космоса. Сознание современного человека ощущает условность и ограниченность любой догматики, и только образы искусства могут дать нужную емкость и многоаспектность передачи. Искусство предоставляет каждому свободу воспринимать и толковать себя так, как это органичнее и понятнее его индивидуальности, дает возможность открыть свой собственный канал, не загоняя сознание в жесткие рамки. «Откровение льётся по многим руслам, и искусство — если и не самое чистое, то самое широкое из них» Д. Андреев.

6. Художник должен идти исключительно от себя, только глубокое познание себя самого и напряженная внутренняя работа может дать стоящие плоды. Произведение несет в себе энергетический отпечаток его создателя, поэтому попытка работать в рамках мейнстрима — лишь пустое воспроизведение формы. Искусство не от сердца, а от головы никогда не сможет «сработать» по-настоящему. Русский философ Владимир Соловьёв определяет высшую, теургическую задачу художника как «общение с высшим миром путём внутренней творческой деятельности». Искусство должно быть реальной силой просветляющей и перерождающей весь человеческий мир.

7. Важнейшим фактором сохранения планеты и общества, стоящих на пороге экологической и смысловой катастрофы, является отказ от жизни потребителя и возвращение к духовной ответственности, к восприятию себя как часть целого и принятию ответственности за это целое. Антропоцентризм – причина всех глобальных проблем. Человек не есть центр мироздания, человек включён в мироздание, он его часть, и правильное отношение к миру — это не воля к власти, а воля к любви, к гармонии, к созиданию. Пришло время универсального гуманизма или антропокосмизма, мышления, включающего в свою орбиту не только все человечество, но и все живое, природу, космос, Вселенную. Необходима «реанимация в людях их исконного экологического инстинкта, посредством которого индивид вписан в целостность космоса» Н. Болдырев.

2015