Введение

Переход человечества в третье тысячелетие обнажил противоречия и конфликты цивилизации, поставившие человека на грань выживания. У людей возникла потребность в формировании многомерной картины мира, снижающей риск попадания под влияние какой-либо одной идеи или спекулятивного обмана. Бурное развитие цифровых технологий и сетевых приборов начало удовлетворять данный запрос, а само общество перешло на новый этап культурного развития, получившего название метамодернизм [1].

Для описания нового мироощущения и того, как оно может быть учтено в практической работе психологами и психотерапевтами, нами была предложена метамодернистская психология [2; 3].

Культурно-философская основа метамодернистской психологии

Культурную и философскую основу метамодернистской психологии составляет метамодернизм (англ. metamodernism). Этот термин, отражающий изменения и состояние культуры с начала 1990-х годов до настоящего времени, был введен в 2010 году голландскими учеными и философами Тимотеусом Вермюленом и Робином ван ден Аккером в эссе «Заметки о метамодернизме» [4-10]. Картина миропорядка сегодня претерпевает радикальную трансформацию, в то время как мир будущего формируется под влиянием глобальных конфликтов и активного развития цифровых и сетевых технологий. Мировосприятие современного человека характеризуется беспрерывным исследованием интернет-пространства, постоянным колебанием между  реальным и виртуальным, в результате этой осцилляции между цифровыми копиями своей личности, потоками информации и реальной жизнью, у человека формируется особое отношение к миру, включающее в себя возможность рассматривать множество позиций одновременно, воспринимать противоположные идеи, и, как следствие, более целостно, нелинейно воспринимать ряды событий и явлений.

При этом постоянные колебания между субъективным и объективным, вымышленным и реальным, виртуальным и действительным, вызывают своеобразную мечтательность, волнующее предчувствие чего-то ускользающего. Субъект обращается к рефлексии чувств, переживаний и грёз, к разнообразным компонентам эмоциональной жизни, в которой важнейшее место занимает аутентичность переживаемого («новая искренность») и внутренняя психологическая правда. Это способствует возрождению интереса к утраченным ценностям, к уважительному, а не ироничному цитированию образцов, лиризму, деидеологизации исторического наследия и надежде на светлое будущее («новый романтизм»), снижающей ощущение риска повседневности и побуждающей к творчеству.

Таким образом, современная культура видится ее исследователями эпохой прагматичных романтиков, не скованных идеологическими устоями [4], эпохой людей, чье сознание обращено к целостному восприятию событий [10].

Общие представления о метамодернистской психологии

Метамодернистская психология (син. метакси-психология)это не новая теория. Это анализ и тренинг мироощущения, мировосприятия и умонастроения, соответствующих «духу» современной эпохи метамодернизма.

Это набор психологических приемов выживания, выработанный поколением, рожденным в 1960-1990 годах, познавшим экономическое процветание, а затем финансовые кризисы. Испытавшим изобилие и столкнувшимся с экологическим коллапсом, который заставил ограничить свои потребности. Познавшим годы иронии и скептицизма в отношении любых идеологических догм и начавшим возрождать интерес к утраченным ценностям и лиризму.

Метамодернистская психологияэто психология людей, понимающих, что глобализация и технологизация сделали общество настолько сложным и неопределенным, что его развитие никогда не сможет быть подчинено единому метанарративу, сколь бы привлекательным он не казался. Поэтому  отдельный человек может реализовать себя в общественной жизни только через маломасштабные сетевые связи с единомышленниками. В свою очередь, эти многочисленные «малые миры», выступая элементами современного единого мира, с одной стороны дестабилизируют его, а с другой – стабилизируют, задавая изменения модуса работы с обществом и культурой, осциллируя между диаметрально противоположными идеями.

Метамодернистская психология как площадка для творческой переоценки «исторически сложившихся» психологических теорий

С позиций метамодернизма, первоочередная причина методологического кризиса в современной психологии видится в несовершенстве структуры, в которой он возник. В связи с этим, метамодернистская психология акцентирует внимание на необходимости возвращения психике целостности, которой она была лишена концепцией бесконтрольной эмоциональности и контролирующего ее разума, распространенной в традиционной психологии. Она призывает отказаться от идеи человека как поля битвы мышления и эмоций и фокусируется на необходимости целостного восприятия личности, как существа, актуализирующего себя в поступках. Ориентирует на поддержание устойчивого познавательного интереса к новым открытиям в науках с целью постоянного уточнения и переосмысления существующих психологических теорий и концепций. Побуждает осмыслить предполагаемые трансформации профессии психолога и психотерапевта в связи с переходом традиционного мира к миру сетевому, где главная роль принадлежит цифровой копии индивида, хранящейся в облаке, и являющемуся абсолютно прозрачным по причине сохранения в виртуальном мире всех цифровых «следов».

Heitor Magno

Метамодернисткая психология — форма проявления нового гуманитарного знания

Отрицая метафору «мир как текст», получившую развитие в начале XXI века, новое гуманитарное знание призывает нас к метафоре мира «как множественного перформативного акта» (от ср.-лат. performo – действую). Возвращение человека к реальности через обращение к действию вернуло ценность практическому знанию, обретаемому посредством чувственного, опирающегося на тело обучения.

Следуя данной тенденции в развитии гуманитарного знания [11; 12], метамодернистская психология задает перформативный поворот  в психологии, призывает к замене созерцания действием, то есть, к переходу от восприятия «человека как текста», к восприятию «человека как перформанса». Современный человек стремится к перформансам, позволяющим выйти за пределы обыденного восприятия и пережить «опыт лиминальности», необходимый для внутреннего изменения.

Перформативность в психологии

Метамодернистская психология обращает внимание на перформативность в психологии — движущую силу способности психологии создавать социальные вымыслы, которые становятся для людей реальностью. Но перформативный режим повторения изживших себя теорий и психотехник уводит от безграничного творчества, предлагая взамен бесконечный цикл воссозданий, схожий по своей природе с ритуалом. В этих условиях психологические вымыслы, рожденные в процессе герменевтического поиска стали привычной частью ментального ландшафта. Исполнение такого рода ритуалов вросло в повседневное существование людей и стало препятствовать как пониманию природы психологических проблем, так и выработке эффективных способов их решения.

Метамодернистская психология фокусируется на том, что основной потенциал психологии кроется в ее способности создавать и переписывать свои собственные смыслы. Благодаря этому она уходит от обслуживания сковывающих людей нарративов и раскрывает границы собственных практик.

Психологический и психотерапевтический перформанс

Метамодернистская психология рассматривает психологическое и психотерапевтическое воздействие на человека, как психологический/психотерапевтический перформанс.

В зависимости от культурных условий, эти перформансы всегда имели свою специфику:

В эпоху модернизма они выступали как обращение к самому себе в поиске потенциала развития своего «я», своей естественности и органичности. Их исполнение открывало новые стороны личности в  модели телесности: «тело-машина», «тело-симптом» и т.п.

В эпоху постмодернизма психологические/психотерапевтические перформансы распространились далеко за пределы специализированных кабинетов и стали устраиваться в театрах, клубах,  на улицах, на природе. Они были обращены к  чувствованию, а не анализу, к неопределённости, маргинальности, как норме, к сомнению. Эти перформансы включали в себя эпатаж и попытку шокировать клиентов. Психолог, как исполнитель, «частично отсутствовал» или обладал какими-либо изъянами. Моделью телесности выступало «феноменальное тело», «тело-без-органов».

В современном мире, где тела рассматриваются в их продолжении экранами телефонов, а биографии – публикациями в социальных сетях, актуальными стали перформансы целостного отображения действительности, заставляющие воспринимать представленное одновременно и всерьёз и отстранённо. Самой большой площадкой для психологических/психотерапевтических перформансов стал интернет, где при помощи компьютерных технологий можно формировать эстетический контекст, задающий и развивающий собственные смыслы. Эти перформансы заставляют зрителя выйти за рамки «привычного» и  «ожидаемого», побуждают мысленно возвращаться и размышлять над неожиданным опытом.

Перформанс на основе перформатизма – основной методический инструмент метамодернистской психологии

Основным методическим инструментом метамодернистской психологии является перформанс психологических и психотерапевтических воздействий как частный случай проявления перформатизма (по Р.Эшельману [10]) —  культурной реакции ориентирующей людей на принятие или не принятие события или явления в их целостности, и явившуюся компенсаторным ответом на постмодернистские приемы деконструкции, диатропики и рассеивания. В современной литературе и искусстве перформатизм представлен в приеме формирования эстетического контекста, придающего актуальной жизненной сцене однозначный смысл (прием «двойного кадрирования» по Р.Эшельману [10]). Этот прием меняет отношение людей к различным вещам, которые до этого казались им некрасивыми, слишком простыми, прагматичными  или банальными.

Метамодернистская психология видит основную причину неэффективного решения людьми множества психологических проблем следствием внутреннего отторжения и быстрого забывания лежащих в их основе реальных, но «некрасивых» обстоятельств и фактов, не принимающихся человеком.  Поэтому, высоко оценивая смыслотехнический потенциал перформанса, основанного на культурной реакции перформатизма, метамодернистская психология выбирает его в качестве основного инструмента, возвращающего человеку возможность нелинейной и многомерной оценки действительности и, как следствие, открытия ранее не недоступных способов решения проблем.

Heitor Magno

Особенности использования и эффекты психологического / психотерапевтического перформанса на основе приема «двойного кадрирования»

Для решения диагностических и психотерапевтических задач предлагается использовать перформанс, построенный  на основе приема «двойного кадрирования» [2; 3]. Такого рода выразительное, репрезентирующее чувственно-наглядное представление, заставляющее воспринять проблему целостно и тем самым пересмотреть свое отношение к ней, как правило, усиливается последующим аналитическим объяснением и уместным обобщением, позволяющим перейти к ее практическому решению.

В процессе такой работы у клиента отмечаются следующие психологические состояния:

На этапе участия в перформансе:

  1. Возникновение веры в необычное, которое может в дальнейшем оказаться правдой.
  2. Актуализация потребности в творческом переосмыслении проблемы.
  3. «Колебание» сознания между пониманием объективных причин проблемы и абсурдными ее объяснениями, основанными на различных предрассудках, стереотипах и комплексах.
  4. Появление серьезно-отстраненно-ироничного отношения к проблеме, свидетельствующего о том, что она стала восприниматься целостно, с множества позиций одновременно.
  5. Идентификация с противоположной стороной конфликта через чувство общечеловеческой любви и примирения.
  6. Формирование честного восприятия проблемы:
  • отказ от искаженных представлений о ценностях добра, свободы, счастья, навязанных обществом;
  • отказ от навязанных ролевых игр, «масок», придуманных правил, внешних «требований» видеть проблему определенным образом;
  • откровенный разговор о том, что действительно беспокоит или интересно, без боязни кого-то задеть или обидеть;
  • отсутствие опасений показаться слабым или смешным;
  • внутренняя готовность меняться без боязни отвержения, или отказ меняться под давлением окружающих, без попыток вымучить из себя «решение».

На этапе дополнительной работы с открывшимся новым пониманием проблемы:

  1. Переход к осмысленному решению проблемы.
  2. Установление новых взаимоотношений через поступки (через акт нравственного самоопределения). Понимание того, что результат любого поступка может быть исправлен новой стратегией поведения и ее плодами.
  3. Формирование навыка осознанного решения собственных психологических проблем и поддержания психического здоровья через акт действия.

Производство психотерапевтических интеллектуальных хитов, как метод психологического и психотерапевтического воздействия

Метамодернистская психология обращает внимание на то, что находясь мире всепроникающих сетевых структур, человек еще до начавшегося диалога с психологом способен узнать абсолютно все и о самом психологе, и о том, каким образом  решаются такого рода проблемы.

Легкий доступ к медиа-каналам развили невиданную ранее массовую творческую активность и стремление к игровому образу жизни. Современный человек больше не хочет исследовать и решать имеющиеся у него проблемы так, как это другие люди делали до него. В связи с этим возникают вопросы о том, «как должна строиться психологическая работа, если психологическое знание десакрализовано?» и «что предлагать человеку, когда он более не охотится за психологической информацией?».

Отвечая на них, метамодернистская психология предлагает отказаться от границы между реальным и вымышленным и обратиться к выдумыванию знания для помощи личности в её новой самоорганизации. То есть, призывает отказаться от приоритета  раскрытия клиенту «сакрального» психологического знания и перейти к проектированию индивидуальных или групповых психотерапевтических интеллектуальных хитов, застревающих в сознании человека и тем самым меняющих его. Создание таких «хитов» должно происходить путем погружения индивида в обстоятельства, выходящие за рамки «обычного» и «привычного» для чего следует использовать приём «двойного кадрирования».

Так как жизнь современного человека протекает в  новом вечном движении между реальным и вымышленным, эти «хиты» должны постоянно обновляться, задавать различные вектора для нелинейного восприятия мира и себя в нем, путем формирования новых фантастических образов.

Таким образом, метамодернистская психология уходит от стандартного процесса работы с психологом и делает ставки на воображение, способное к творческому решению самых сложных задач.

Метамодернистская психология как площадка для творческой переоценки «исторически сложившихся» психологических теорий

Современная психология находится в методологическом кризисе. В ней отсутствует единый подход к определению предмета и метода, наблюдается противопоставление научной (академической) психологии и психотехник (практической психологии), существует высокая конкуренция со стороны паранауки и т.д. [14].

С позиций метамодернизма, первоочередная причина любого кризиса видится в несовершенстве структуры, в которой он возник.  Поэтому метамодернистская психология призывает к пересмотру «исторически сложившейся» системы психологических знаний, построенной на противостоянии естественно-научного и герменевтического (гуманистического) подходов.

Акцентирует внимание на необходимости возвращения психике целостности, которой она была лишена концепцией бесконтрольной эмоциональности и контролирующего ее разума, распространенной в традиционной психологии.

Фокусируется на необходимости целостного восприятия личности, как существа, актуализирующего себя в поступках.

Ориентирует на поддержание устойчивого познавательного интереса к новым открытиям в науках с целью постоянного уточнения и переосмысления существующих психологических теорий и концепций.

Побуждает осмыслить предполагаемую трансформацию профессии психолога и психотерапевта в связи с переходом в новый цифровой мир.

Формирование особенностей метамодернистского отношения к миру

В соответствии с основными принципами метамодернизма, сформулированными в соответствии с «духом» времени [8], метамодернистская психология помогает человеку сформировать следующие способности:

  1. Непротивопоставление поиска истины существованию веры (стремление к истине при руководстве верой).
  2. Определение действительного объёма проблемы с целью нахождения свободных пространств для принятия решений по другим вопросам (приоритет «диалогического» мышления над «диалектическим», позволяющий создавать мотивационные альянсы вне плоскости столкновений мотиваций).
  3. Признание очевидности того, что чувства и идеи, являясь для отдельного человека «очевидно» правильными, и при этом не являются таковыми для другого.
  4. Наложение друг на друга двух противоположных феноменов, с целью их согласования. Это позволяет человеку не подавлять «новую искренность», позволять себе испытывать искренние чувства, осознавая, что они могут смотреться нелепо с точки зрения окружающих.
  5. Одновременное переживание выраженной отдалённости и близости, скорой интернет-доступности других и их территориальной недостижимости («распад расстояний»).
  6. Сопереживание чужой субъективности без попыток драматизировать свое отличие от другого человека. Обнаружение возможности объединяться ради идей и действий с людьми, о которых человек ничего не знает, за исключением того, что они согласны с ним в отношении обсуждаемой темы.
  7. Расположение к сотрудничеству и объединению усилий.
  8. Осознание двусмысленности всего происходящего. Рассмотрение человека и окружающих феноменов, как множественных реальностей.
  9. Оптимистическое реагирование на любой кризис посредством мышления «как будто» («как будто» позитивные изменения возможны даже тогда, когда мы ежедневно получаем напоминания о том, что человеческая культура находится в упадке).
  10. Радикальная переоценка традиционных и «исторически сложившихся» взглядов на реальность с прицелом на их прогрессивное изменение.

Heitor Magno

Основные признаки личности метамодерна

Для оценки соответствия личности требованиям современной культурной эпохи, метамодернистская психология предлагает использовать пять основных признаков личности метамодерна, выделенных H. Freinacht (2015) [7]. Человек метамодерна:

  1. Не имеет неконтролируемых реакции неприятия в отношении отдельных идей или людей (реакции «аллергии»). Появление такого рода реакций эффективно отслеживается, а сами они успешно нейтрализуются личностью за счёт развитой способности к метапознанию («мышление о мышлении»), не позволяя им влиять на объективную оценку и содержание мышления.
  2. Позитивно и взвешенно относится к любому прогрессу. Отсутствует «аллергия» на концепции развития и прогресса. Присутствует понимание того, что прогресс неизбежен, что любое развитие имеет плюсы и минусы, а значит надо стремиться получить от него максимальную пользу.
  3. Осознает, что люди противоположных убеждений думают каждый в соответствии со своим уровнем понимания проблемы и не видит в этих особенностях непреодолимого препятствия. Решает проблемы в соответствии с недискриминационными иерархиями, путём включения более высокой этики.
  4. Ориентирован на возрождение трансцендентных и архетипических нарративов, появление которых является результатом освобождения от инертной власти как разумного, так и абсурдного.
  5. Способен синтезировать очевидные противоположности (обладает «как-и» мышлением), а потому может видеть новые возможности преодоления конфликтов.

Метамодернистская психология о причинах дезадаптации в современном социуме

Метамодернистская психология обращает внимание на то, что у современного человека способность к целостному восприятию событий и явлений проявляется в критичном, взвешенном отношении к любым феноменам. Реальное и виртуальное для него не разные миры, а две составляющие единого мира, в котором  он живет. Он естественным образом воспринимает то, что любое его действие и поступок могут иметь отражение в обоих измерениях. Так, проявляя активность в реальном мире, он оставляет свои следы в «цифровом» телефонными звонками, смс, твитами, информацией о передвижениях через GPRS смарт, данными с видеорегистраторов. Проявляя виртуальную активность, например, создавая цифровые модели, он материализует их в реальности при помощи 3D-принтера.

Отсутствие способности к целостному восприятию мира вызывает противопоставление его реального и виртуального измерений или подмену одного измерения другим. Это приводит к тому, что человек либо проецирует свою жизнь в онлайн измерение, где ищет любовь, понимание и  утверждение своей личности, либо, пытаясь обмануть самого себя, навязчиво цепляется за ставшее для него привычным представление о «реальном» мире, как мире сугубо материальном. В результате адаптация таких людей в социуме неуклонно  снижается, приводя к возникновению психических расстройств, отражающихся в таких клинических картинах, как игнорирование одного из указанных измерений: интернет зависимость, гаджет-зависимость, сайберфобия – страх перед интернетом, технофобия – страх новых технологий.

Психотравмирующие факторы личности эпохи метамодернизма

Носители черт личности эпохи метамодерна трудятся там, где могут реализовать свой творческий потенциал: стремятся найти себя в инновационных ИТ-компаниях, партнёрствах между государственным и частным секторами и в различных формах социальных программ предпринимательства и исследований.  Согласно H. Freinacht такие люди испытывают на себе постоянное психическое давление со стороны следующих факторов [15]:

  • «Неопределенность ожиданий», связанная с крайней непредсказуемостью результатов творческой деятельности, которые могут колебаться от всеобщего признания до полного неприятия.
  • Отношение окружающих к новой идее или проекту как «бредовому». Как правило, новую идею трудно объяснить «в двух словах». Поэтому окружающие чаще всего относятся к ней как «бреду сивой кобылы», что требует от ее автора постоянной борьбы с сомнениями и внешними комментариями, что все это «бессмысленно». При этом он сам также никогда не знает, насколько его идея является жизнеспособной и реалистичной.
  • Хронический конфликт между ожиданиями и реальностью. Привлечение других людей к новому проекту требует частой расточительной деятельности в виде встреч, круглых столов, Skype-конференций, вечеринок, которые не приводят к желаемому результату. Раскидывая такого рода «сети», автор проекта может очень долго вытаскивать их пустыми. При этом ему предстоит быть открытым для новых контактов, для приглашения новых людей, что требует изучения их навыков и активов, генерации индивидуальных способов работы с теми, кто проявил заинтересованность в проекте. Более того, столкновение с единомышленниками, проявившими интерес и дружелюбие, не гарантирует построения длительных продуктивных отношений, которые будут взаимно укрепляться со временем.
  • Давление со стороны представителей традиционных слоев общества, имеющих низкий уровень культуры, слабый творческий потенциал, инертность мышления и нарушение интеграции в современное цифровое сообщество. Переживая свою культурную неполноценность, они испытывают плохо осознаваемую враждебность к представителям все активней доминирующего в обществе креативного класса, который нарушает их представление о «порядке».

Метамодернистская психотерапия. Основные задачи.

Метамодернистская психотерапия представляет собой генерацию, поиск и применение новых методов  в избавлении от различных эмоциональных и личностных проблем, а также лечебного воздействия на психику [16]. Учитывая специфику психотравмирующих личность метамодерна факторов, к числу основных, решаемых ею задач мы относим следующие:

  1. Формирование основополагающей ценности генерации новых деидеологизированных и не ироничных идей.
  2. Гармонизация личной мифологии через формирование восприятия своей жизни не такой, какая она есть, а такой, какой она должна быть.
  3. Формирование отношения к трансперсональному, как творческому и исследовательскому процессу.
  4. Помощь в определении образа своего «Я» через принятие своих идей и чувств как «родных» для себя, и «чужих» – для других.
  5. Помощь в решении межличностных проблем путем развития способности определения точного объёма проблемы, с целью нахождения свободных пространств для принятия решений.
  6. Развитие способности к радикальной переоценке структуры традиционных и «исторически сложившихся» взглядов, мешающих прогрессивным изменениям.
  7. Развитие способности к метапознанию с целью предупреждения негативного влияния неконтролируемых реакций неприятия отдельных идей или людей на объективную оценку и содержание мышления.
  8. Формирование способности одновременно воспринимать противоположные идеи и при этом сохранять активное и гармоничное функционирование психики.

    Литература

    1. Vermeulen T, van den Akker R. Notes on metamodernism // AESTHETICS & CULTURE, Vol. 2, 2010. – Режим доступа: URL: http://www. aestheticsandculture.net/index.php/jac/article/view/5677/6306 (дата обращения: 02.10.2017)
    2. Гребенюк А.А. Метамодернизм в психологии или уход от игры в жизнь к ее перформатизму. // WORLD SCIENS: PROBLEMS AND INNOVATION сборник статей YI Международной научно-практической конференции. В 2 ч. Ч.1 – Пенза: МНЦС «Наука и Просвещение». 2016. с. 313-317
    3. Гребенюк А. А. Теоретико-методологические основы метамодернистской психологии // Фундаментальные и прикладные научные исследования: актуальные вопросы, достижения и инновации: сборник статей IIIМеждународной научно-практической конференции / Под общ. Ред. Г.Ю. Гуляева – Пенза: «Наука и Просвещение». – 2017. – С. 189-195
    4. Luke Turner. Metamodernism // Manifesto  (2011) — Режим доступа: URL:  http://www.metamodernism.org/ (дата обращения: 02.10.2017)
    5. Vermeulen T, van den Akker R. Notes on ‘Notes on Metamodernism’ // Notes on Metamodernism, on June 3, 2015 – Режим доступа: // URL: http: www.metamodernism.com/2015/06/03/misunderstandings-and-clarifications/ (дата обращения: 02.10.2017)
    6. Luke Turner. Metamodernism: A Brief Introduction (10.01.2015) — Режим доступа: URL: http://www.metamodernism.com/2015/01/12/metamodernism-a-brief-introduction/ (дата обращения: 02.10.2017)
    7. Freinacht, H., 5 things that make you metamodern, 16 February, 2015 –Режим доступа: URL: http://metamoderna.org/5-things-that-make-you-metamodern?lang=en (дата обращения: 02.10.2017);
    8. Abramson S., Ten Basic Principles of Metamodernism, Updated Jun 25, 2015 – Режим доступа: URL: http://www.huffingtonpost.com/seth-abramson/ten-key-principles-in-met_b_7143202.html (дата обращения: 02.10.2017)
    9. Hanzi Freinacht, The Listening Society: A Metamodern Guide to Politics, Book One // Metamoderna ApS — March 10, 2017
    10. Eshelman, Raoul (2001): Performatism, or the End of Postmodernism. In: Anthropoetics Vol 6, No 2. / URL: http://www.anthropoetics.ucla.edu/ap0602 /perform.htm (дата обращения: 02.10.2017)
    11. Доманска Э. Перформативный поворот в современном гуманитарном знании // Способы постижения прошлого. Методология и теория исторической науки / Отв. ред. Кукарцева М.А. М.: «Канон+» РООИ «Реабилитация», 2011. — 352 с. С.226-235.
    12. Рыжакова С. И., Сироткина И. Е. Перформанс как новая парадигма в гуманитарных и социальных науках ) — Режим доступа: URL:  http://www.antropya.com/articles/main/100/ (дата обращения: 02.10.2017)
    13. Schechner, Richard. «Foreword: Fundamentals of Performance Studies,» Nathan Stucky and Cynthia Wimmer, eds., Teaching Performance Studies,Southern Illinois University Press, 2002. x
    14. Дагбаева, С.Б. Методологический кризис и типы научных парадигм в совре.менной психо- логии // Гуманитарный вектор. — №4 (16). — 2008. — С. 56-61.
    15. Hanzi Freinacht The Reign of Hackers, Hipsters & Hippies / 8 April, 2017 – Режим доступа: URL: http://metamoderna.org/the-reign-of-hackers-hipsters-hippies?lang=en (дата обращения: 02.10.2017)
    16. Гребенюк А. А., Носовцов А. Е. Метамодернистская психотерапия: теоретические основания и решаемые задачи // Фундаментальные и прикладные научные исследования: актуальные вопросы, достижения и инновации: сборник статей III Международной научно-практической конференции / Под общ. Ред. Г.Ю. Гуляева – Пенза: «Наука и Просвещение». – 2017. – С. 207-212.

Автор: Анатолий Гребенюк,
врач-психиатр, психолог, кандидат психологических наук