В начале погружения в  архитектурное образование мной была прочитана одна пессимистичная статья о том, что постмодернизм никогда не закончится. Несмотря на то, что это явление и сейчас трактуют по-разному,  значительная часть мнений солидарна: постмодернистский  плюрализм, как щупальца, проникает везде и в этом заключается ловушка нашего времени.  Моему горячему молодому сердцу не хотелось в это верить, а холодный рассудок наблюдал за диссонансом преподаваемых методов проектирования:  макетирование по принципу Ладовского сменялось  навязчивым цитированием «классики», а поиски духа места и контекстуальности – слепым копированием модернистских микрорайонов. Назовем ли мы данный процесс романтичной дуальностью или банальной неопределенностью, неизменным останется чувство неудовлетворенности, толкающее на поиски новых концепций в работе.  И, благо, в эпоху глобальной информационной сети это не оказалось проблемой.

Обращение к иностранной практике (к которой, как бы нам ни хотелось верить в русскую архитектурную школу, мы относимся  как к старшему брату), к новорожденному урбанизму и претендующему на методологическую самостоятельность параметризму, открывает картину мира, которую сложно назвать постмодернистской.  Мы наблюдаем, как последние два десятка лет формируются новые пространственные парадигмы, фундаментами которых являются  такие понятия как виртуальность, сингулярность, непрерывность.  С гребня новой волны уже сложно сказать, что города, в которых мы живем, сохраняют прежнюю анонимность для  горожан, что  проведение событий или существование сообществ возможны без виртуальной поддержки.  Что же по поводу архитектуры? Транслирование затейливого образа  из своего подсознания – все еще актуальный, но не локомотивный метод. Пожалуй, что сам продукт – создание архитектуры – не является главной целью сегодня. Большее внимание сконцентрировано на процессе создания этого продукта, на его виртуальном теле, на вариативности конечного результата посредством изменения начальных параметров.

Мы можем условно принять современную архитектуру как метамодернистскую. Для меня, пожалуй, самым важным является не назвать ее постмодернистской, так как это означает, что она «прежняя», а я уверена, что она уже не та, что была даже 10 лет назад. Метамодернизм, еще не окрепший, но уже активно эксплуатируемый, провозглашает, что наше время находится в состоянии колебания между аспектами культур модернизма и постмодернизма и «охватывает процесс возрождения искренности, надежды, романтизма, влечения и возврата к общим концепциям и универсальным истинам»[1]. Подобные догмы говорят о метамодернизме как о реакции на кризисные состояния: проблемы экологии, экономики, геополитическое напряжение, личная отчужденность человека от природы и общества. Мария Серова (редактор отечественного сетевого журнала «METAMODERN») описывает метамодернизм как «торжество самоорганизующихся виртуальных систем, интернет-соавторства (Википедия) и самообразования, сочетание интереса к прошлому с открытостью будущему»[2].

Отражаются ли эти принципы в архитектуре? Мы попробуем выбрать из огромного количества известных архитекторов наиболее иллюстративные примеры, задающие определенный тренд.

Прагматический утопизм  Бьярке Ингельса  демонстрирует целый механизм возникновения архитектуры, студия BIG добивается максимальной выразительности своих объектов исключительно рациональными шагами, доказывая каждый из них схемами [3]. На примере одной из последних работ – проекта флагманского завода «Сан-Пеллегрино» в Италии, можно убедиться в контекстуальности (романтизации) подхода студии и логичности каждой детали решения.

San Pellegrino Factory © BIG San Pellegrino Factory © BIG San Pellegrino Factory © BIG San Pellegrino Factory © BIG San Pellegrino Factory © BIG San Pellegrino Factory © BIG San Pellegrino Factory © BIG San Pellegrino Factory © BIG

Большинство проектов студии имеют чистые, логичные формы, а среди используемых материалов часто доминирует стекло. BIG присущи прозрачность и пленительная ясность: любая экстравагантность формы присутствует в объекте в первую очередь ради лучшей инсоляции или приятного вида из окон, а не в угоду эмоциональному надрыву.

Не менее прагматичный, но акцентированно чувственный подход представляет бюро HdM. Архитектурные объекты Герцога и де Мерона зачастую предстают как сложные технические изделия, детали которых функционально оправданы и работают таким образом, чтобы максимально продемонстрировать потенциал материала, функции которого должны разрешить конфликт между человеком и природой. Подход HdM можно увидеть на примере проекта летнего павильона галереи «Серпентайн», для HdM важно не изобретение архитектуры как новой формы, но использование архитектуры как процесса, например, размышления об истории места и о культуре в целом [7]. Павильон спроектирован так, чтобы  продемонстрировать фундаменты предыдущих знаковых построек на этом месте. Прикрытый гладью искусственного пруда, он сливается с природой за счет отражения и одновременно противопоставляется ей за счет смещения бассейна, обнажающего интерьер павильона.

Serpentine Gallery Pavilion Serpentine Gallery Pavilion Serpentine Gallery Pavilion Serpentine Gallery Pavilion Serpentine Gallery Pavilion

Филармония Elbphilharmonie в Гамбурге несет насыщенную функциональную программу, однако её внешняя оболочка выглядит как единый стеклянный объем. Надстроенная над бывшим складским сооружением, филармония напоминает айсберг или кристалл, она кажется инородным телом для окружающего урбанистического пейзажа, но вполне естественна для природной водной стихии. С другой стороны, подобный жест HdM напоминает нам павильон «Серпентайн» – сохраняется история места, ведь единственным изменением для тела здания склада являются появившиеся окна-бойницы. Возникшая на стыке стекла и кирпича городская терраса со смотровой площадкой подчеркивает это «до» и «после».  Пожалуй, лишь дифференцируя, противопоставляя, можно соединить эти два абсолютно разных материала и объема, которые демонстрирует нам новая филармония.

Внешняя оболочка здания шифрует его интерьер, что отсылает нас к философии модерна. Но, в то же время, эфемерность этих границ, фрагментарная прозрачность усиливают желание изучить структуру здания, быть вовлеченным в его события. В этом, возможно, кроется метафора о демократизации искусства: сегодня «арт» кажется доступным для всех, стоит только человеку приложить небольшие усилия к его постижению, но и наоборот – идея искусства кажется открытой и ясной, в то время как суть все время ускользает, заставляя нас двигаться вперед.

Elbphilharmonie Hamburg Elbphilharmonie Hamburg Elbphilharmonie Hamburg Elbphilharmonie Hamburg Elbphilharmonie Hamburg Elbphilharmonie Hamburg

Виртуальный аспект современной архитектуры красочно иллюстрирует Медиатека Тойо Ито – полифункциональный комплекс, родоначальник нового жанра, заменяющий традиционную библиотеку. Это целый город, где существуют различные интерактивные пространства «общающиеся» с посетителями – кинозалы, театры и рестораны. «Виртуальное тело» состоит из информационного потока и оказывает фундаментальное влияние на способ существования в обществе, в то время как первичное тело находится в неразрывной связи с бытием, через феноменологическое восприятие мира.

Sendai Mediatheque Sendai Mediatheque Sendai Mediatheque Sendai Mediatheque Sendai Mediatheque Sendai Mediatheque

Не смотря на то, что медиатека направлена на индивидуализированного потребителя информации, можно говорить о том, что открытое пространство объекта Ито и его многофункциональность сформировали внутри интериорити — «человеческое пространство, где благодаря близкому совместному бытию людей возникает некий символический условный «интерьер», или микросфера, иначе – душевно-пространственная иммунная система, чувствительная и способная к обучению» [9]. Интериорити – философская концепция Петера Слотердайка, смысл которой состоит в заботе о Земле и формировании безопасных пространств для человека и человечества.

Примеры интериорити в нашей жизни предстают в виде различных пространств: стадиона во время футбольного матча,  городской улицы во время карнавала,  объекта культуры или городского интерьера, цель которого – формирование душевно-пространственной системы горожанина, рабочего стола с открытым браузером.  Общим фактором для перечисленных примеров является событие, как катализатор переживания.  Причем, события городской среды могут происходить в совершенно неопределенном порядке из-за сложности пересечения урбанистических структур и сетей. Однако, ощущение интериорити или непрерывности среды сохраняется за счет общего информационного поля –  бархатной шлейки нашего времени.

Студия Патрика Шумахера и Захи Хадит, опубликовавшая в 2007 году манифест параметризма, следует его догмам и сегодня: все формы должны быть разумно гибкими (деформация = информация); все системы должны быть дифференцированы (градиенты); все системы должны быть взаимозависимыми (корреляции). В качестве концептуального определения параметризма можно было бы предложить следующую формулу: параметризм подразумевает, что все архитектурные элементы и комплексы параметрически гибки.

Это обуславливает фундаментальное онтологическое изменение внутри основных, ключевых элементов архитектуры. Вместо классической и современной уверенности в идеале геометрических фигур (герметичные, твердые) — прямые линии, прямоугольники, так же как и кубы, цилиндры, пирамиды и (полу-)сферы, вводятся новые живые (динамичные, адаптивные, изменяемые) геометрические объекты параметризма — сплайны, шишки и подотделения — как фундаментальные геометрические стандартные блоки для динамических систем, таких как «волосы», «ткань», «капли» и «меташары», которые реагируют на «аттракторы» и могут выстраиваться в резонансе друг с другом [13].

Nordpark Railway Stations Nordpark Railway Stations Nordpark Railway Stations

Первое теоретическое утверждение Ле Корбюзье об Урбанизме начинается с хвалебной речи прямой линии и прямому углу, это говорит о человеке, как о завоевателе природы. Первые два параграфа Города Завтрашнего Дня противопоставляют путь человека пути осла:

«Человек идет по прямой линии, потому что он имеет цель и знает, куда он идет; он решил достигнуть некоего особого места, и он идет прямо к нему» [12]. Подобное отношение Ле Карбюзье к городу и природе  объясняется научным подходом его времени, когда природу олицетворял неуправляемый хаос, а человек подчинял его  линейностью. Сегодня же хаос природы обрел математическое обоснование. Методы проектирования параметристов позволяют просчитывать городские процессы на нескольких уровнях, генерируя различные варианты решений в зависимости от динамически изменяющихся условий.

Kartal Masterplan Kartal Masterplan Kartal Masterplan

Динамическая сеть моделирует минимизированную сеть обхода. С помощью этого принципа была создана сеть дорог при содействии цифровой модели woolthread (шерстяной волос). План регистрирует множество подступающих улиц и связывает их с большими дорогами, соединяющими крупные  участки земли [6].

Понимание пространства как динамичной структуры, формируемой скорее энергией, нежели формой, порождает стремление создавать открытые структуры, тяготеющие к самоорганизации. Параметризм существует как наукоемкий метод, он тесно связан с современными строительными и программными достижениями. При проектировании огромное внимание уделяется анализу данных – от социальных до климатических, что позволяет создавать сложные, полицентричные, многослойные и непрерывно изменяющиеся пространства.

Процессуальность и виртуальность – элементы, красной нитью прошедшие сквозь творчество современных архитекторов, о которых мы говорили выше. Мы так же можем выделить общие точки пересечения авторских методов, которые помогут нам сформулировать глобальные принципы современной архитектуры:

  1. Использование технологических новаций;
  2. Стремление к устойчивости архитектуры;
  3. Виртуализация пространства;
  4. Архитектура воспринимается не как форма, а как образующая процессы структура, не исключающая случайные события (сингулярность).

Метамодернистская архитектура своей футуристичностью, ясностью, «прозрачностью» напоминает модернизм, а реинкарнацией символов и исторического контекста –  постмодернизм. Определенно, в этом колебании между сдержанностью и романтичностью, динамическими формообразующими параметрами и интуицией автора, виртуальностью и преодолением общественной отчужденности балансирует современная эпоха  и объятый ею человек.


Список используемой литературы:

  1. Журнал о метамодернизме [электронный ресурс] URL:  http://metamodernizm.ru/  (дата обращения 14.02.2017)
  2. Влад Гагин. Постмодернизм спутал способ достижения цели с самой целью. Журнал «Stenograme». 29.01.2016.
  3. Notes on Metamodernism  [электронный ресурс] URL:  http://www.metamodernism.com/2011/12/09/metamodern-architecture/  (дата обращения 15.02.2017)
  4. Алина Измайлова. Новая идентичность на старом месте. 28.02.2017.
  5. Сайт бюро BIG [электронный ресурс] URL:  http://www.big.dk/#projects (дата обращения 15.02.2017)
  6. Патрик Шумахер. Параметризм — Новый Глобальный Стиль для Архитектуры и Городского Дизайна. Лондон 2008 г.
  7. Патрик Шумахер. Манифест параметризма. 2008г.
  8. Марат Невлютов. Жак Херцог и Пьер де Мерон. Преодолевая отчуждение. 14.01.2015.
  9. Добрицына Ирина Александровна. НОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ АРХИТЕКТУРЫ В ЭПОХУ ЦИФРОВОЙ КУЛЬТУРЫ Журнал «Academia. Архитектура и строительство». Выпуск № 4 / 2013.
  10. Sloterdajk P. Sfery. Pluralnaya sferologia. T. III. Pena / Per. s nem. SPb.: Nauka, 2010.
  11. Archi.ru. Здание Гамбургской филармонии Elbphilharmonie [электронный ресурс] URL:  http://archi.ru/projects/world/170/zdanie-gamburgskoi-filarmonii-elbphilarmonie (дата обращения 20.02.2017)
  12. Ле Корбюзье, Город Завтрашнего дня и его Планирование, Дуврские Публикации, Нью-Йорк 1987, переведено с французского, оригиналUrbanisme, Париж 1925 г., стр.5
  13. Патрик Шумахер. Эпоха Параметризма: Пусть начинаются войны стилей. The Architects’ Journal, Номер 16, Выпуск 231, 06 Мая 2010 г. [электронный ресурс] URL:  http://www.patrikschumacher.com/Texts/Parametricism_Russian%20text.html  (дата обращения 01.03.2017)

Изображения:

  1. San Pellegrino / BIG: http://www.archdaily.com/805425/big-selected-to-design-san-pellegrino-factory-headquarters-northern-italy
  2. Serpentine Gallery Pavilion / Herzog & de Meuron: http://www.serpentinegalleries.org/press/serpentine-gallery-pavilion-2012-designed-herzog-de-meuron-and-ai
  3. Elbphilharmonie Hamburg / Herzog & de Meuron: http://www.archdaily.com/802093/elbphilharmonie-hamburg-herzog-and-de-meuron
  4. Sendai Mediatheque / Toyo Ito: https://www.flickr.com/photos/dzeibin/sets/72157618962845424
  5. Nordpark Railway Stations / Zaha Hadid: http://www.zaha-hadid.com/architecture/nordpark-railway-stations/
  6. Kartal Masterplan / Zaha Hadid: http://www.zaha-hadid.com/masterplans/kartal-pendik-masterplan/

Автор: Александра Борисова