Метамодернизм в психологии или возвращение из игры в реальную жизнь

«Вся наша жизнь игра!» — главный тезис постмодернистской психологии, успешно старающейся подменить психологию, как науку. В соответствии с «культурой культур» на которой она основана, в ней отсутствует стилевая и концептуальная обязательность, а эклектизм и анормативность фактически возведены в принцип фейерабендовского «anything goes».

Превращение всего, что имеет отношение к изучению субъективной реальности в сплошную постановку и обсасывание несуществующего, стали для этой психологии особым способом конструирования новой психологической «реальности». Радикально высвобождая форму и отрывая план выражения от плана содержания, она, следуя постмодернизму, поставила над всеми нормами и принципами, существующими в данной науке откровенный произвол. Основным техническим приемом при этом стало устранение места нахождения логики (но не ее нарушения). В результате в психологии стали мирно соседствовать несовместимые друг с другом паранаучные, парарелигиозные, псевдофилосософские и иные теории, а сама она из науки превратилась в нечто среднее между наукой и паранаукой [1].

Постоянно «играя», постмодернисткая психология бесконечно лукавит, хитрит и лжет. Зная, насколько доказательства обмана мало что значат для обрабатываемого в постмодернизме сознания, она не скрывает общую декоративность своих психодиагностических и психокоррекционных процедур, совершенно не стремясь к повышению их действительной эффективности.

В условиях массовой культуры, которая характеризуется производством культурных ценностей, рассчитанных на усредненный массовый вкус, предполагающих обязательный коммерческий успех, постмодернисткая психология стала «усреднять» психологические проблемы людей и подавать их в ракурсе, открывающем возможность для продвижения определенных групп психологических товаров. В результате рынок психологических услуг наполнился огромным количеством различного рода «уникальных» психологических программ и тренингов, чья эффективность никем и никогда изучалась, но при этом активно декларируется «продавцами». Заставляя видеть во всем, прежде всего форму, которая задает тот или иной результат, постмодернисткая психология определила для себя задачи, которые можно наглядно представить в виде следующих рекламных лозунгов:

  1. У вас есть проблема? Учимся смотреть на нее свежим взглядом с абсолютно новой или иной точки зрения. И вот это уже не проблема!
  2. Испытываете комплекс неполноценности в связи с семейной атмосферой, субкультурной принадлежностью, своими интеллектуальными или физическими возможностями? – поможем создать «личную мифологию» с элементами приключения и героического эпоса. И вообще, что значит «Красиво — безобразно»? — о вкусах не спорят. Кто это решает, что такое «умно — глупо»? А, может, это наоборот не глупо, а очень умно. Мы поможем вам понять, что любое высказывание, суждение существует только в своих собственных рамках, и потому всё имеет право.
  3. Не можете найти смысл жизни? Поможем выработать новое мировоззрение на основе трансперсональных мифологических образов.
  4. Не можете в себе разобраться? Поможем принять плюралистический образ своего «Я» и научим как предоставлять свободу выражения различным его составляющим.
  5. У вас до сих пор есть идеалы и приверженности собственным ценностям и образу жизни, которые не разделяют окружающие? Мы поможем вам понять, что чужое мировоззрение имеет целый ряд преимуществ, для чего распахнем перед вами двери в мир норм и образа жизни не только иностранцев, но и представителей другого пола, сексуальной ориентации, возраста, субкультурной принадлежности и т.п.
  6. Вы уникальны, а потому мы предложим вам обширный ассортимент психологических практик, с учетом ваших интересов, слабостей, достоинств и других особенностей. Если таких практик нет – мы их немедленно создадим. Главное, чтобы они вам понравились, и вы согласились их приобрести. Ведь вам может помочь только то, что вы сами выбрали и то, что вам нравится.
  7. Вас беспокоят те или иные симптомы – это от того, что вы так и не научились осознавать свои важнейшие проблемы. Для этого мы ждем вас на треннингах самопознания, межличностного общения и личностного роста.
  8. Мы поможем вам сформировать способности, которые помогут вам выигрывать в игре, под названием жизнь. Поможем воспитать гибкость ума, разовьем умение играть разные социальные роли, научим менять угол зрения, чем поможем вам стать счастливыми1.

См. например, статью.  Блатнер А.(2004) «Постмодернизм и задачи психотерапии» [2]

Наступление эпохи метамодерна конституировалось изменениями в сознании, которое не принимает тезис постмодернисткой психологии «вся наша жизнь игра». По нашему мнению это связано с тем, что начав осуществлять свою жизнедеятельность в оцифрованном мире, люди стали чувствовать себя его соавторами и сотворцами. Сама их жизнь в этом мире стала его частью, событием, артефактом. Интерактивная среда задала новый принцип построения коммуникаций, требующий свободного диалога, в результате чего  стали востребованными интеллектуальная доброта во взаимоотношениях и потребность в дружбе, а не взаимная игра и виртуозный обман. В социуме стал ощущаться возрождающийся интерес к утраченным ценностям, к уважительному, а не ироничному цитированию образцов, лиризму, деидеологизации исторического наследия и надежде на светлое будущее.

Новая эпоха начала требовать от психологии нахождения иных способов представления всего, что связано с психической реальностью. Мы полагаем, что для этого данная наукая должна как можно быстрее опереться на мировоззрение метамодернизма. Такую психологию, обладающую метамодернисткой структурой восприятия [3, 4] психической реальности, мы предлагаем назвать метакси-психологией2.

2 от греч. μεταξύ — («мetaxy», метакси) «движение между и вне противоположных полюсов» — термин, почерпнутый из платоновского диалога «Пир» [5, 6].

Предлагаемый нами подход не предлагает нового метода мышления, не является системой, манифестом, движением или приемом. Он также не является направлением психологии, новой концепцией, теорией или методом. Метамодернизм в психологии — это выборы, отражающие не согласие с противоречиями и различного рода «квази» и «псевдо», которые привнесены в данную науку постмодернизмом. Его предназначение — выступать генератором предпосылок для появления новых проектов в области психологии, каждый из которых имеет шанс начать свою собственную жизнь.

Для метакси-психологии важным является то, что метамодернизм как культурное явление, внедряя научные разработки в искусство, делает его более осмысленным, а приближая искусство к науке, делает ее более доступной широкому кругу. При этом он помогает преодолевать антинаучность постмодернизма, постулирующего любую науку, как некую языковую игру.

Колеблясь между посланием модернисткого стремления к смыслу и постмодернистского сомнения в смысле, метакси-психология должна устанавливать новые иллюзорные горизонты возможного и невозможного, предлагая, таким образом, иные способы представления психической реальности. При этом данные горизонты и есть тот вектор возможностей, который будет определять развитие психологии как результат синтеза науки и искусства.

Раскачиваясь между естественнонаучным и гуманитарным, метамодернистская психология должна вызывать у человека чистые эмоции и новые представления о своей личности, ее потенциале и жизненной эффективности. Модифицируя модернистские и постмодернистские тенденции, получившие распространение в психологии — заставлять их принимать иную форму, и что более важно, новый смысл, новое значение и направление.

На смену постмодернисткому тезису «вся наша жизнь – игра», метакси-психология должна выдвинуть тезис «вся наша жизнь – перформанс», то есть череда представлений о людях, как целостных, неделимых единицах, способных произвести комплексное впечатление друг на друга3.

3 В  модернистском авангарде в рамках понятия перформанс на передний план выходит грань между жизнью и искусством. В постмодернизме оно объединяет в художественном контексте человеческое тело и субъект. Нами понятие перфоманса используется в значении, предложенном R. Eshelman (2001), как феномен, когда субъект представляется как целостная, неделимая единица, способная произвести комплексное впечатление на наблюдателя [7].

Как известно. перфоманс, абстрагируясь от концептов «хорошего» и «плохого», отказывается от их применения по отношению к составляющим частям действительности, чем лишает постмодернизм возможности менять эти концепты местами [7]. В результате этого он является полностью непроницаемым для приемов постмодернизма (рассеивания, деконструкции, пролиферации), а значит, освобождает психическую реальность от различного рода «квази» и «псевдо».

Опираясь на теорию перформатизма — целостного отображения действительности в сочетании с отходом от дуализма в оценках (а иногда и вообще их отсутствием) [7] – метакси-психология призвана работать с целостным и неделимым концептом закрытости субъекта в противовес разобщенному концепту частной трансгрессии постмодернизма. Такой подход исключает возможность создавать вокруг и самой психологии и изучаемой ею психической реальности различные контексты (медицинские, парамедицинские, парапсихологические, философские, религиозные, парарелигиозные и другие.), размывающие ее психологическую суть и потому постоянно воспроизводящие методологический кризис в психологии.

Проявляя себя через целостность, единство, отождествление содержания и формы, совпадение обозначения с внутренней сущностью и учитывая возрастание «виртуального» компонента реальности, метакси-психология будет превращать сложные для понимания неискушенного человека вещи, в простые, доступные и наглядные. Этим она будет побуждать его к самотерапии, утверждению собственной самости и обращать к созданию хронотопов, позволяющих делать многократный выбор между возможностями ради сохранения человеком своей целостности, не зависимо от результатов предыдущих попыток.

Неоромантическая чувствительность метамодернизма проявится в метакси-психологии в балансировании между порядком и хаосом, формой и бесформенным, красотой и уродством, возвышенным и приземленным, что заставит отделять новое в психологии от всего того, имеет отношение к постмодернистскому дискурсу.

Особо следует отметить, что перформатизм, предоставляя уникальную возможность вступить с другим, чуждым субъектом в единое спасительное пространство, задающее оптимальные условия для инноваций, создает мост для преодоления разногласий и между психологами, и между психологами и их клиентами. Это позволяет им оглянуться назад, чтобы получить повторное значение, открыть устраивающее всех «новое» в том «старом», которое когда-то было кем-то из них отвергнуто.

Завершая данную стать, мы хотели бы отметить, что предпосылки, задаваемые психологией основанной на метамодернизме, должны дать мощный толчок к очищению психологии от налета антинаучности, а задаваемое ей сближение с искусством, сделает данную науку доступной для понимания широким кругом людей.

Надеемся, что предлагаемая нами идея развития метакси-психологии на основе метамодернистского мировоззрения найдет своих сторонников, в связи с чем, заявляем о своей открытости любым формам сотрудничества в этом направлении.

Использованная литература:

  1. Юревич А. В. Наука и паранаука: столкновение на «территории» психологии // Психологический журнал. — Москва: Академический научно-издательский, производственно-полиграфический и книгораспространительский центр Российской академии наук «Издательство «Наука», 2005. — Т. 26, № 1. — С. 79-87.).
  2. Блатнер А. Постмодернизм и задачи психотерапии // Московский 25. Психотерапевтический Журнал. -2004. №2. — С. 128-133.
  3. Vermeulen T, van den Akker R. Notes on metamodernism // AESTHETICS & CULTURE, Vol. 2, 2010. – Режим доступа: // URL: http://www.aestheticsandculture.net/index.php/jac/article/view/5677/6304 (дата обращения: 05.12.2016)
  4. Vermeulen T, van den Akker R. Notes on ‘Notes on Metamodernism’ // ‘Notes on Metamodernism, on June 3, 2015 – Режим доступа: // URL: http: metamodernism.com/2015/06/03/misunderstandings-and-clarifications/ (дата обращения: 05.12.2016)
  5. Friedlander Paul Plato: An Introduction [Book]. – [s.l.]: Princeton University Press, 2015.
  6. Herman Louis Beyond Postmodernism: Restoring the Primal Quest for Meaning to Political Inquiry [Journal] // Human Studies. – 1997. – 1: Vol. 20. – pp. 75-94
  7. Eshelman, Raoul (2001): Performatism, or the End of Postmodernism. In: Anthropoetics Vol 6, No 2. http://www.anthropoetics.ucla.edu/ap0602/perform.htm

Автор: Анатолий Гребенюк

Метамодернизм в психологии или возвращение из игры в реальную жизнь
Рейтинг статьи 14 Голоса